Понедельник
22.04.2024
01:03
Форма входа
Категории раздела
Музыка [4]
то что мне нравится
Листая страницы [5]
Статьи и рассказы из сети
Это интересно [8]
самое разное
Творчество друзей [8]
Календарь
«  Июнь 2007  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Архив записей
Друзья сайта
  • Сериалы
  • Вторая жизнь
  • Онлайн-ТВ
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    Поиск
    Поиск

    Мой сайт

    Библиотека

    Главная » 2007 » Июнь » 23 » В гостях у разума.
    13:34
    В гостях у разума.
    Автор: Дроп
    Эпизод I. Глава 1

    Эпизод I. Глава 1
    На спидометре триста километров в час. Мой танк несется ровно, не обращая внимания на ухабистую поверхность этой пустынной планеты под названием VOID-21. Спасибо тому, кто придумал антигравитатор – танку теперь не нужны ни гусеницы, ни колеса, он просто парит в 50 сантиметрах над землей. Снаружи жарко, кругом песок, чистое голубое небо и огромный солнечный круг почти в зените. Мой шлем позволяет все это видеть так, как если бы я сидел на башне своего танка. Стоит мне нажать на кнопку, и она станет повторять движения моей головы. Голову вверх-вниз – управляю стволом, влево-вправо – поворотам башни. Сейчас же я просто смотрю по сторонам.
    Вижу танки моих друзей из нашего батальона.
    На два корпуса впереди меня справа мчится Сэм (он же Карамба) – веселый и отчаянный лысый парень из Техаса. Ему знаком окружающий нас пейзаж. Он всегда едет впереди всех и обожает хорошо поесть. Вспыльчив, когда напьется, и любит бить кулаками по стенкам. Коллекционирует ножи (возит некоторые экземпляры с собой в личном ящике танкиста) и раз или два в день выкуривает здоровенную сигару. Говорят, что он всегда возит с собой упаковку другую кубинских, которые ему присылает двоюродный брат сестры лучшей подруги его бывшей девушки. Играет на барабанах.
    Солнце вошло в зенит. Чуть увеличиваю степень работы системы охлаждения двигателей. Кидаю в рот мятную жвачку.
    Слева от меня, почти нос к носу с моим танком едет Саша (он же Лектор). Питерец в третьем поколении. Учился на режиссера, но потом вдруг рванулся в армию сопротивления по каким то своим особым причинам. О них он до сих пор никому не рассказал. Мне даже иногда кажется, что он сам не знает этих причин. У него истинно арийская внешность – голубейшие глаза и светлые волосы. Крепкий малый. Часто заставал его читающим какую-нибудь книжку. Обожает кефир. Не разговорчив. Играет на скрипке (она всегда при нем).
    На спидометре триста двадцать. Смотрю на навигационную панель. Судя по интерактивной карте, мы скоро достигнем цели. Цели номер один.
    Меж мной и Лектором вклинивается Твистер (он же Гарри) – Англичанин в незнамо каком поколении. Этот темноволосый низкорослый парень кажется голубых кровей. Обожает русский язык. Особенно трепетно относиться к русскому року. Фанат в буквальном смысле этого слова. По-моему даже Лектор так четко не знает историю нашего рока, как ее ведает Гарри. Про себя почти не рассказывает. Больше спрашивает и поет песни под свою дорогущую гитару.
    Вот такой у нас оркестр. Я ни на чем играть не умею. Я дирижер своего танка. И действительно вождение антигравитационного танка немного напоминает управление оркестром. Только мелодия каждый раз разная и не знаешь, какая будет следующая. Зато ноты выучил уже давно.
    Ах да, вот и Марианна (она же Марианна). Ее танк стал нагонять Сэма. Итальянка. Молчит только тогда когда прихорашивается перед зеркальцем. Не может усидеть на месте – ей словно жизненно необходимо постоянно двигаться. Обладает Невероятно притягательной внешностью, но не хочет мешать службу с личной жизнью. Ее золотистые волосы всегда стянуты в тугой пучок. Усердно увеличивает свои физические возможности, но при этом старается не потерять женственность. Пошла в армию сопротивления, для того, чтобы доказать своему парню-военному, что она тоже «так может». Играет на нервах.
    - Эй, кажется почти на месте, - прозвучал в эфире голос Карамбы.
    Честно говоря, в этот момент я смотрел на небо. Так надоела пустыня.
    - Ага, вижу на горизонте. До чего длинная, - задумчиво произнес Лектор.
    - Что там? что там? – Звонко отозвалась Марианна. – Ух ты!
    Смотрю на горизонт. Впереди поднимается горная цепь. Действительно длинная. Песчаные утесы высотой максимум метров триста.
    - Сбавляем скорость до 250, - спокойно сказал я.
    Машины сбавили ход. Среди нас нет главного. Мы вообще не на задании. Я просто озвучил общую мысль.
    - Он где-то здесь, – послышался в эфире голос Лектора.
    - Так было сказано в записке, – заметил Твистер.
    - Готова спорить, он не будет стоять неподалеку от утесов и терпеливо ждать нас. Вероятнее всего он что-то задумал.
    - Ты думаешь, что это будет именно он? – поинтересовался у Марианны Сем.

    - «Черный кролик»! Что тебе еще надо?
    - «Следуйте за черным кроликом», - вспомнил я содержание записки.
    - Вот-вот, - согласилась светловолосая.
    До цепи утесов оставалось около километра. Мы сбавили скорость до шестидесяти и перестроились в линию. Унылые скалы перед нами – ничего больше. Никаких признаков жизни. Радары показывали то же самое.
    - Мне уже скучно, - почти возмутился Карамба.
    - Не хочешь ли ты сказать что... - Марианне не дали договорить.
    Вернее не дал.
    Он выпрыгнул между нами прямо из песка.
    Стандартная функция танков первого класса – закапываться в грунт и делать себя невидимым практически для любого радара. Маневр «Засада». На это требуется в среднем час. Все зависит от типа грунта.
    Как мы могли забыть включить сейсморадар? Восемь тонн разрушительной мощи окатило нас песком и стабилизировалось после скачка примерно в трех корпусах от нас.
    Длина корпуса стандартного антигравитационного танка приблизительно равна пяти метрам. Но, поверьте мне на слово, делая очередное сальто назад или бочку над землей, танкист в самую последнюю очередь думает о размерах своей машины. Она способна и не на такое.
    Черный танк первого класса, словно живое существо стал разворачивать корпус, одновременно держа длинный ствол в нашем направлении и двигаясь в сторону утесов. Кажется, он целил в Карамбу. Все это заняло секунды три.
    - В рассыпную! – почти крикнула Марианна.
    - Окружаем, - спокойно подкорректировал ее идею я.
    Я прекрасно понимал, что будь он нашим врагом, в этой пустыне стало бы еще одной грудой обломков больше. Сотня к одному, что наших.
    Тем не менее, окружить «черного кролика» нам удалось. О да мы сделали это быстро и достаточно слаженно, но создавалось такое впечатление, что он позволил это сделать. Никто из нас, кроме разве что Сэма, ни разу в жизни не брал дикого зверя в кольцо... Но наверно так себя и чувствуешь. Танки гудели и трещали ходовыми двигателями. Он переводил ствол от одного загонщика к другому, не прекращая поворачивать корпус. Черная бестия играла с нами, резко рыпаясь то в одну сторону, то в другую. Я примерно догадывался, кто пилотирует этот танк. Мы не понимали что делать, но это дело времени.
    Пушка «Черного кролика» в момент опустилась и пустила энергетический луч красного цвета в песок. Танк крутанулся, и поднял этим небольшой вихрь, которого хватило, чтобы потерять машину на пару секунд из виду.
    Не успел я дернуть рычаг резкого старта, как кролик уже несся в сторону своей норы.
    Первым за ним рванулся Сэм, затем все остальные. Мы даже не стали выяснять, каким образом черный танк так ловко вырвался из кольца.

    Александровский сад. Славное местечко.
    Целый день его удобно освещает солнце. Даже ранней весной, когда оно только-только начинает сносно греть, здесь можно принять неплохую солнечную ванну. Потому деревянные и странно удобные лавки здесь никогда не пустуют.
    Каждый раз, когда я в нем бываю мне, непонятно почему, жутко не по себе. Даже не знаю, почему в тот день я пришел именно туда.
    Та весна запомниться многим. Той весной атмосферу нашей планеты начали бороздить военные межгалактические десантные крейсеры класса X.
    Я вышел из подземного перехода прямо возле Охотного ряда. Уверенно топая по мостовой, направился к воротам в Александровский сад.
    Они веками, скрываясь от нас, использовали нашу планету как военную базу. Отстроили на нашем спутнике военный завод. Они похожи на нас. Они жили с нами, не вмешиваясь в дела человечества. Строили на луне космические корабли. Строили на земле планы атак и диверсий. Веками мы были невольными пассивными участниками войны за свободу. Той весной наш статус изменился.
    Все произошло так быстро. Меньше чем за неделю мы узнали, что не одни во вселенной. Что нашей голубой планете грозит вторжение каких-то там Хормонов. Что в наших же интересах вступить в союз сопротивления. Что мы могли предложить? Только новых рекрутов. Только пополнить армию союза.
    Можно себе только представить, что произошло в тот самый день в разных уголках света, когда на землю опустились огромные прямоугольные тени боевых межгалактических крейсеров.
    Вы идете по многоэтажному торговому центру, набирая в пластиковую корзинку провиант на грядущие пару дней. Картонная упаковка восьми банок пива, большой пакет грейпфрутового сока, какой-то йогурт в пестрой бутылочке, душистый белый хлеб... Неожиданно начинают трястись стекла и, кажется, пол. Бутылки на стеллажах звонко зазвенели. Зал пронзает нарастающий и пугающий до дрожи незнакомый гул. Кто-то с криком «землетрясение!» падает на пол. Кто-то уподобляется ему. А вы уже видите сквозь вибрирующее окно торгового центра, как по небу плывет странного вида громадина явно внеземного происхождения.
    Что первое придет вам в голову в этот момент?

    Вы сидите в аудитории, слушаете, как обычно, жутко утомительную и невероятно скучную лекцию. Что-то рисуете в своем блоке со сменными листами. Писать за лектором расхотелось буквально спустя десять минут после начала пары. С вами солидарна подавляющая часть аудитории. Ваш сонный взгляд, совершенно безо всякой на то причины, переводиться на окно. Там весна. Отрада влюбленных и горесть аллергиков. Несмотря на неважную погоду, хочется гулять... Когда вдоль линии окон проноситься десантный шатл союза сопротивления, все присутствующие в аудитории подпрыгивают на своих местах. Даже те, кто этого не видел. Один визг двигателей шатла мог спровоцировать на такую реакцию. Все, как по команде, встают со своих мест и стапливаются, вопреки возмущенным возгласам лектора, у окон. Кто-то догадывается их открыть. Еще три пролетающих мимо шатла заставляет толпу испуганно отскочить назад. Но вы все же успеваете, как следует, разглядеть десантные корабли с не известной эмблемой на борту.
    Какие мысли пронесутся в вашей голове?
    Какой-нибудь Джон, выйдя из туалета на своем фамильном ранчо и завидев величественную инопланетную громадину в воздухе, немедля возьмет свою старую добрую винтовку, мешок патронов и опрометью кинется в атаку. Одетая в черные одежды Маргарет, продираясь сквозь ряды горожан с поднятыми к небу лицами и отвисшими челюстями, наконец, доберется до своей съемной квартирки и вытащит из под кровати уже давно припасенный на этот случай плакат с надписью вроде: «ПРИВЕТ! ЗАБЕРИТЕ МЕНЯ С СОБОЙ!!!» Сиань-Ку, оторвавшись от компьютера, пойдет на кухню, дабы спокойно заварить себе лапшу быстрого приготовления. Ненароком заглянув в окно, он трижды потом протрет очки, рьяно напряжет узенькие глазки, после чего пожмет плечами и пойдет спать, решив, что после пяти бессонных ночей может причудиться и не такое.
    А что до меня...
    Я миновал вечный огонь. Как же в саду было безлюдно. Вечно загорелыми туристами уже даже и не пахло. Тем не менее, пару человек на скамейках мне удалось застать. Прошел дальше через арку. Мой взгляд гулял где-то в ветвях еще голых деревьев. Время от времени перескакивал на линию зданий века восемнадцатого, стоящих напротив красной стены. Прошел пятую скамейку и плюхнулся в шестую. Закрыл глаза.
    Как это застало меня?
    Вспышка.

    Я гулял со своей собакой в Подмосковье. Мой ротвейлер беззаботно обнюхивал все, что попадалось ему на пути и метил. Слякоть, влажность, холодно, но ему все равно. Он так увлечен процессом, что даже, наверное, забыл и про меня и про поводок, прицепленный к его толстому кожаному ошейнику. Я пинал, встречающиеся мне на пути, камушки. День как день, прогулка как прогулка. Ничего особенного. Витал в облаках.
    Когда Арс гавкнул, я чуть не подпрыгнул от удивления и испуга. Ротвейлеры очень редко гавкают и то только пару раз. Обычно чтобы указать на внезапно пожаловавшего в ваш дом чужака. Но тогда он буквально залился лаем в мою сторону. Чуть не выл. Я жутко перепугался и замер. Потом заметил, что смотрит Арс не на меня, а за меня. В растерянности повернулся.
    Этот момент я долго не смогу забыть. Межгалактический крейсер длиной в пятьсот метров высоко-высоко в небе плавно надвигался на нас. При виде этого зрелища я перестал дышать. Леденящий душу механический вой его двигателей доносился до моих ушей даже сквозь громкий лай собаки. Воздух ощутимо дрожал. Что я подумал?
    «Я хочу туда».
    Вспышка.
    Распахнул веки. Рядом со мной сидела блондинка в коричневой курточке, темно-синих джинсах и замшевых сапожках. Что-то усердно набирала в своем мобильнике - переписывалась. Некоторое время наблюдал за этим процессом, вальяжно развалившись на скамейке.
    Над нами пролетел клин из пяти истребителей класса «С». Она их как будто не заметила, и продолжила печатать. Я запрокинул голову и проводил боевые машины взглядом. Восхитительно летят. Снова посмотрел на девушку. Затем закрыл глаза.
    Вспышка.
    Я решил пойти в армию союза сопротивления (далее СС). Оставив записку на кухонном столе, ушел из дома, когда мои родители и сестра еще спали (меня видели человеком зарабатывающим деньги сидя на заднице, и этим все сказано). Взял с собой только деньги и документы. Я ночевал у друга в общаге. День настраивал себя. На следующий купил цветы и пошел к ней. Встал перед дверью в ее квартиру и позвонил. Я чувствовал себя полным идиотом в лучах утреннего солнца, освещающих меня через пыльные окна лестничной клетки в пятиэтажке. Полным идиотом с пышным букетом гвоздик в руках и в куртке, как у Индианы Джонса.
    «Инди, где ты потерял свою шляпу?»
    Хотелось закурить, но она не переносила запах сигаретного дыма. Десять часов утра. Она долго открывала мне дверь. Зато все быстро закончилось... и почти без слов. Дверь резко распахнулась и смачно хлопнула по стенке. Моя девушка вырвала у меня из рук букет гвоздик, ударила меня им по лицу сначала слева, потом справа. Следующим движением пихнула цветы в лицо, ударила по коленной чашечке носком тапка, крикнула что-то матом великого и могучего и закрыла за собой дверь. Видимо ей уже позвонили мои родители.
    Весь в лепестках, с поцарапанным лицом, я, полностью опустошенный, уставился в ее стальную, обитую дерматином дверь. Прихрамывая, оперся на перила, вытащил пачку «Мальборо» из кармана джинсов и закурил.
    «Я так понимаю, между нами все кончено», - сам себе тогда сказал я.
    Вспышка.
    Открыл глаза, услышав всхлип. Посмотрел на блондинку – ее левая ладонь опустилась на глаза, правая сильно сжимала телефон. Почти в истерике, она нажала пару клавиш. Видимо, чтобы позвонить, но потом решительно нажала на сброс и чуть не разбила дорогой мобильник об асфальт. Девушка вытерла слезы, не прекращая шмыгать носом, и запустила тонкие пальчики свободной руки в челку. Немного помешкав, встала, расправила плечи и быстро пошла в сторону Охотного ряда.
    У меня в груди тогда что-то сильно сжалось. Не могу спокойно смотреть на плачущих представительниц прекрасного пола. Я бросился за ней. 
    Так я познакомился с Марианной. Итальянской девушкой, которая училась в МГУ. Она охотно приняла мои утешения и успокаивающие объятья. Затем на ломанном русском выговорилась в храме Макдональда. Взяла с меня слово о неразглашении этого разговора и назвала меня «хорьёшим человьеком». Потом мы мило погуляли по центру и расстались где-то в двенадцатом часу на станции Щукинская. 
    В военкомат мы пошли вместе на следующий день. Там девочки на лево – мальчики направо. Платонически обняли друг друга на прощанье и шутливо пообещали друг-другу встретиться как-нибудь на гражданке. 
    Эх, если бы она так не блюла свою верность и преданность... 
    Первым делом естественно мобилизировали уже имеющиеся в распоряжении нашей планеты войска. Вооруженные силы США, Австралии, России, Китая и даже Швейцарская гвардия Ватикана. Насколько мне было известно, их ожидала совсем недолгая подготовка и немедленная отправка на фронт. 
    Я в армии не служил – учился в институте на финансиста. Для таких как я сделали специальные пункты для регистрации добровольцев. Возрастной ценз – 20 лет. Как только ты запишешься в ряды СС, тебя полностью вылечивают. Вплоть до перхоти или кариеса. Как оказалось, врачи наших новых друзей знают способы лечения всех болезней, так долго терзавших человечество планеты Земля. Стоит ли говорить, что львиную долю рекрутов составляли неизлечимо больные ВИЧем или особо страшным гепатитом. 
    Когда я пришел в военкомат, то застал там множество худощавых, бледных как трупы, страдающих кожными заболеваниями... Господи, я словно оказался в карантинной зоне. А один толстый парень даже подошел ко мне и спросил: «А у тебя что?» Он искренне удивился, когда я ответил, что ничего особенного. 
    Добровольцам раздали серые комбинезоны. Мы запихнули гражданскую одежду в черные полиэтиленовые пакеты и двинулись с ними в пункт распределения по, давно забывшим, что такое ремонт, коридорам. 
    Военные в плотных коричневых комбинезонах со стальными щитками на руках и ногах согнали нас в очередь. Мы в нетерпении переминались с ноги на ногу, не зная, что нас ждет за коричневой деревянной дверью, в которую пускали по четыре человека с интервалом примерно минут в пять, а то и больше. За два часа оттуда никто не вышел – только входили один за другим. Все добровольцы дико молчали.

    Именно тогда я впервые увидел его. Рослый, в меру накаченный лысый парень в черном обтягивающем комбинезоне. По его голове струилась и извивалась татуировка. Он уверенно, почти грациозно шел вдоль очереди. Явно кто-то из высших чинов. Он не смотрел ни на военных ни на нас. Он смотрел сразу на всех. 
    Лысый парень резко остановился рядом со мной. Наши глаза одновременно уставились друг в друга. Мой мозг в тот момент что-то сжало. Неожиданный дискомфорт навалился с такой силой, что все заволокло туманом. Я почти упал в обморок, когда это прекратилось. Растерянно схватившись за голову, пошатнулся.
    Он вытащил меня за руку из очереди. Сопротивляться я не решился - что-то внутри меня благоразумно отбило охоту от этой затеи. Да и мозг затрещал, как после очень удачной попойки. 
    «Иди за мной», - сказал он. 
    Я повиновался. К моему глубочайшему удивлению мы миновали пункт распределения, и подошли сразу к пункту регистрации. 
    «Этого в снайперы», - решительно скомандовал Он низенькому парнишке регистрирующего очередного добровольца. 
    Я почти возмутился. Мне хотелось в пилоты истрибителя. Но стоило раскрыть рот, как пронзительный взгляд лысого парня, резко брошенный на меня, заставил его закрыться. 
    «Сейчас-сейчас», - набирал что-то регистратор в своем компьютере. 
    И все вокруг даже не намекало на то, что настала новая эпоха. Я словно пришел в военкомат с компьютерами, и комбинезонами мрачных тонов, ничего больше. Как я потом убедился, вся фантастика начиналась во внутреннем дворе. 
    Мы подождали. Как только низенький парнишка закончил, он перевел взгляд на лысого. 
    «Слушаю вас, генерал». 
    «Этого парнишку запиши в снайперы». 
    «Слушаюсь. Ваш паспорт», - обратился он уже ко мне. 
    Я выудил свое удостоверение личности из кармана и медленно положил его на стол. Подержал на нем руку... Затем вздохнул и убрал ее. Паспорт теперь мне словно не принадлежал. 
    «Кузнецов Артур?» - спросил регистратор, раскрыв удостоверение. 
    «Да все верно».

    Категория: Творчество друзей | Просмотров: 198 | Добавил: Пантера | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]